Кабанец Фёдор Михайлович

Мне, как коренному жителю села многие люди знакомы с детства, но общаясь с ними на различные житейские темы, не перестаю удивляться, насколько каждый человек индивидуален. Общаться с Федором Михайловичем было легко. Открытый, добрый, доверчивый человек, как же трудно таким людям было на войне, ведь они принимали всю людскую боль близко к сердцу, воспоминания о войне не покидают их и сейчас. В памяти только от одного слова «война» возникают тысячи образов, которые штурмуют мозг, бередя воспоминания, перехватывая дыхание от пережитых ощущений и чувств.

Федор Михайлович родился в селе Добровольном, оттуда и был призван военкоматом в 1942 году на службу, но когда их довезли до с.Петровского (г.Светлограда), там были уже немцы, поэтому их отпустили домой. Второй раз его призвали 27.01.1943г. — Полевой районный военный комиссариат Ставропольского края. Он был призван на службу артиллеристом в 186 запасной стрелковый полк (01.1943 — 02.1943г.). С февраля 1943 — по июнь 1943г. служил в 147 отдельном учебном батальоне (курсант). С июня 1943 -по июнь 1946г. — служил в 1601 зенитном артиллерийском полку (орудийный номер орудия 37мм), с июня 1946 года по февраль 1948 года служил в 17 отдельном инженерном аэродромном батальоне-трактористом. О первом своем боевом крещении помнит, это было под Таганрогом на Матвеевом кургане, их орудие сделало первый выстрел, но ничего и никого не сбили, но отпугнули. Немец тогда отступал, шли за ним по пятам пешими, (техники не было). Когда подошли к Азовскому морю, была дана команда — переправиться на другой берег, т.к. попали в окружение. Был февраль. Шли босыми, в валенках на другой берег, где их разместили в землянках, рассчитанных на 7 человек, их было в 4 раза больше. Вещи сушить негде. В землянке не топилось. Портянки примерзали к ногам. На другой день всех переправившихся переодели и отправили в госпиталь города Ростова. Пополнять армейские ряды некем, в госпитале задерживались только те, кто потерял конечности, остальных как прекращали кровоточить раны, отправляли на фронт. Федор Михайлович после госпиталя стал заряжающим противотанкового орудия (командиры посмотрели на телосложение и решили, что сможет таскать снаряды). Их рота охраняла самолеты. До конца войны их орудие сбило 5 вражеских самолетов. Но особенно тяжело ему вспоминать Крым, где немецкий самолет фотографировал территорию, а ночью бомбили железнодорожную станцию. Шли тяжело груженные бомбами фашистские самолеты, но был приказ «Не стрелять!», чтобы не выдать свой аэродром. Весь вокзал был в воронках до 10 метров глубиной. Валялись искореженные поезда, рельсы. Вся станция взлетела в воздух, сколько было жертв. Сердце кричало, и не могло согласиться с такой ценой. Ценой твоей жизни в обмен на чужую. «Мозг понимал, что уничтожив один бомбардировщик, мы все равно не спасем станцию, другие самолеты уничтожат и нашу технику, но она была на вес золота». Когда дошли до Варшавы, услышали радостную весть – Победа!!! Но в Польше оставили еще на три года в стройбате, чтобы строить полякам жилье. Вспоминает, как шли в атаку солдаты разных национальностей, как делились последним куском хлеба, закрывали друг друга от пуль. Обидно, что развалили СССР. Как после войны все страны помогали друг другу, и что сейчас? Старшая дочь Надя вышла замуж за болгарина, живет в Болгарии, у нее две дочери есть уже внуки. Зовет дочь к себе, да как поехать было бы проще с документами, да и возраст не тот. Жена Любовь Павловна умерла. Вырастили с ней трех дочерей — красавиц. Разбросала их судьба. У каждой своя семья, дети. Трудные сейчас поездки и для детей и внуков. Дорогое, редкое удовольствие — встреча родных. Коротает свои дни Кабанец Федор Михайлович с мыслями о прожитых днях, о жене, о детях и внуках, и не хочет никуда ехать с той земли, которая подарила столько любви, что можно жить и воспоминаниями. Живет в селе Мартыновка ветеран труда (1985г.), участник Великой Отечественной Войны. Имея медали «За боевые заслуги», «За Победу над Германией», Медаль Жукова, юбилейные награды, живет и радуется каждому прожитому дню. Живет скромно, ничего себе не просит. Беспокоится о том, как трудно жить сейчас детям и внукам. А я смотрю на него, и мне хочется кричать: «Люди, имеющие власть и деньги, у вас бы ничего бы не было, если бы ни эти скромные люди. Которые работали честно и ничего не заработали для себя и своих детей, но вырастили их такими же, честными как сами, поэтому и трудно им сейчас. По телевидению показывают, как относятся чиновники к решению вопроса о жилье ветеранам. Делают отписки, врут. Но поймите же, не могут эти люди просить себе, они смогли отдать себя стране, разве этого мало. Кто сможет прочесть их мысли, как они спят, отдыхает ли их мозг от пережитого или хочет разорваться. Давайте подарим им кусочек счастья, их так мало осталось!».