История семьи Писаренко

Наша семья состояла из семи человек. Отец, Середа Егор Григорьевич, родился в крестьянской семье, которая состояла из одиннадцати человек: отец, мать, пять братьев и четыре сестры. Мама также из крестьянской семьи, их было пятеро: три сестры и два брата. Родители отца умерли очень рано, осиротевших детей на воспитание взяли родственники, только Ваню никто не взял, так он и умер.

Дядя, Гончаров Трофим Ермолаевич, отслужил действительную службу, пришёл домой. Вскоре женился, и была у него маленькая дочка, ей было шесть недель, когда его раненного белогвардейцы вывели на улицу и отрубили голову. Это было в 1918 году. Всё это видела моя мама, ей тогда было одиннадцать лет.

Мои родители, когда образовался колхоз «Фрунзе», сразу вступили в него, работали и жили, как все. Но в 1941 году началась война, и почти сразу отец ушел на фронт. Мы остались с мамой один меньше другого: старшей Зине было 10 лет, а самый младший родился 26 августа 1941 года, когда отец уже воевал, в своём письме он дал ему имя Володя. Дома у нас не было. Сначала мы жили в чужой кухне, которая вскоре завалилась, потом ходили по квартирам. Через наше село проходили немцы. В это время мне было чуть больше пяти лет, Васе — четыре годика Нине — три, а Володя совсем маленький. К нам в дом зашли три немца и мне задали вопрос, где папа и мама, я ответила, что папа на фронте, а мама на работе. Поговорив по своему, они посчитали нас, один из них достал из кармана кубики сахара и всем дал по кусочку. Постояли немного, и ушли, путь они держали на Сталинград. Через три дня они ушли из села.

Так как большая часть нашей семьи ушла в мир иной: мама умерла в 1969 году, сестра Зина — в 1989, Василий — в 1991, а Владимир — 2001, нас осталось две сестры: Нина Егоровна и я, Екатерина Егоровна. Я сохранила отцовские письма с войны, которые он писал в августе и сентябре 1941 года. В нашу семью приходила похоронка, я её читала, она лежала у мамы на столе. Там было написано: «Ваш муж, Середа Егор Григорьевич по уточненным данным погиб в германском плену».

Прошло столько лет, но мы его ждем до сих пор. По радио каждое утро читают адреса погибших, я всегда слушаю и надеюсь, что и моего отца зачитают.

А теперь расскажу, как мама, с нами пятью, после дня Победы пережила трудную жизнь. Приехал папин брат Петр Григорьевич, он жил в городе Нальчике, и попросил маму, чтобы она переехала в Нальчик. Дедушка Иван сделал воз, туда запрягли корову и посадили маленьких детей, которые не умели ходить. Зина, Катя и Вася шли пешком и ещё погоняли телят. Шли девять дней, а ночью пасли корову, чтобы она давала молоко. Мама делила его нам по кружке. Дошли до села Саблинское, там я попросила милостыню. Было лето, июль, одна тётя нам вынесла огурцов, они созрели в грядках.

Мимо ехал дедушка на волах и предложил маме подвезти детей до подсолнечного поля, но Вася не согласился, так и шли до самого Нальчика. Жизнь ждала несладкая, но там близко был лес, он был фруктовый, и люди помогали. Осенью я пошла в школу, в третий класс, но выпал снег, а босиком долго ходить не будешь. Маму взяли техничкой в школу, за работу давали 10 кг зернофуража. Там работал учитель, Алексей Дмитриевич Шевчук, первого декабря он поместил нас с братом Васей в детский дом, там мы прожили год. Мама сеяла на поляне в лесу кукурузу и фасоль, собрав урожай, она забрала нас домой. Так мы прожили в Нальчике 4 года.

В 1948 году вернулись в Шведино. Так спасла нас мама от смерти. Окончив по семь классов, пошли на работу в раннем возрасте. У меня 40 лет стажа, проработала с 1952 года по 1990 год. Сейчас на пенсии.

Вот они, эти полуистлевшие листки бумаги, исписанные торопливым неровным почерком. Нет им цены, солдатским письмам! Красноармеец Середа Егор Григорьевич писал домой часто. Видно, болело у солдата сердце по дому, по жене, по детишкам. Оттого в каждом письме поклоны всем от старших до самых малых, и в каждом, как заклинание: «Я пока жив…». «Пока» — как предчувствие судьбы? Вчитаемся, вдумаемся.

Письмо первое, написанное 13 августа 1941 года.

«Пущено сие письмо от вашего известного мужа сопруга Егора Григорьевича и отца вашего. Во-первых строках моего письма спешу сообщить вам что я жив, здоров чего и вам желаю. Затем посылаю я, вам, моя дорогая сопруга, пренизкий поклон за это скучное время и некоторый час даже бывает страшное. Желаю вам хорошего здравия и всякого благополучия в делах рук ваших навсегда, быть здравыми и весёлыми т. е. не журиться по мне, я здесь не один нас много и все  пока целы за исключением тех которые я вам писал. Посылаю я низкий и чистосердечный привет своим маленьким деткам: Зине Е., Кате, сыночку Васе и Нинолке. Мои дорогие деточки как по вас соскучился и незнаю когда я увижу. Я соскучился за вами и всеми родными. Дорогие деточки желаю всякого благополучия навсегда. Дождать меня здоровым и целым. Передаю почтение тёте Ольге Е. с детками Вашими Марусе, Кате, Нюсе, Наде, Поле и сыночку Феде. Желаю вам всего хорошего и благополучия до моего прихода. Пишите подробно я буду всегда ждать. Я оторванный от Вас и не знаю что делается. Пока я жив хочу знать получали от меня письма или может нет. Я вам пишу 3 письмо отсюда и одно с дороги, но мне ничего неизвестно от вас как вы там живете, где кто работает я хочу всё знать. Пишите письма. Я в данный час от фронта  далеко, километров 200 от Москвы, там есть война, может только у вас нет. Каждый день бомбят не там как там. 13-го спалили две деревни, но мы находимся в лесу наши дома не горят все целы, стоят. Вот мои все новости. Затем пропишу что почём — огyрцы по рублю за кг, молоко 2 рубля за литр, яичка 8 рублей десяток и здесь больше ничего нету, фрукты никакой кроме сосны, ёлки, берёзы. Пропишу дорогая сопруга, чтобы тёлку не держали, чтобы за неё не платили и овец больше 5 штук, но смотрите сами вам там видней, но мой совет такой. Жив буду, прийду, можно будет ширить своё благополучие и хозяйство. Но пока досвидание остаюсь жив. Затем передай почтение всем братьям и сестрам дядькам, тёткам, своякам и своячинам, племянникам и племянницам, соседям. Желаю всем доброго здравия, благополучия навсегда. Затем мой адрес: А 235 Полевая почта Догожио Эксплуатационного полка 43 4-е подразделение Середа Егор Григорич. Не гневайтесь что мало пишу, сколько вспеваю и плохо, спешу побыстрей. Жду ответа от вас, как птичка лета с нетерпением».

Письмо второе, написанное 24 сентября.

«Пущено сие письмо 1941 года 24 сентября письмо от известного вашего мужа Егора Григоровича. Во-первых строках моего письма спешу сообщить в том, что я жив и здоров чего и вам желаю. Затем сообщу я вам, что я получил от вас 2 письма, 21 сентября вечером, те что писала дочка за которые я очень благодарю, из них я узнал новости я был очень рад за ваше здоровье. Теперь опишу свои новости. Я получил посылку из Москвы от рабочих, мне в этой посылке прислали 2 пары носков, 1 платочек, 1 брусочек печатного мыла, кисет, катушку ниток, 2 иголки, пачку табаку, зубную щетку, пуговиц и крючков для гимнастёрки, за всё это спасибо. Я пишу вам письмо на дарованной бумаге. Затем дорогая сопруга Ульяна Ермолаевна посылаю я Вам чистосердечный душевный привет и с нашими детками Зиной, Катей, Васей и Ниночкой и новорождённым сыном, которого неизвестно как его зовут. Я ему даю имя Володя чтобы так его назвали, пишите когда родился и желаю я вам всем доброго здоровья и всякого благополучия и дарую своим деткам счастья и долю дождаться своего отца домой. Затем вы пишите что вы не продали скота никто не покупает на рынке, я посоветую вам в этой области если тёлка не покрылась и осталась яловая то вы её зарежьте на мясо и кушайте чтобы не было трудно зимой, режьте валашков они не нужны в зиму то вам хватит хлеба на весь год а если кто закупит, деньги не складывайте кормите наших деток с вами и сами поправляйтесь от болезни ничего не жалейте, будем живы чего не будет всё наживём после этой навязанной нам войны. Затем посылаю почтение тете Ольге Е. ихним деткам Марусе, Кате, Нюсе, Наде, Поле и сыночку Феде Владимировичу, желаю вам доброго здравия и всякого благополучия навсегда. С тем пока до свидания мои дорогие родители и деточки. Остаюсь жив, здоров, чего и вам желаю. Передавайте всем по низкому поклону братьям, сестрам, дядям, теткам, племянникам и племянницам. Целую всех заглазно так чистосердечно. Пишите ответ поскорей. Я получил от вас 5 писем от тёти 2 письма. С тем жму вам руку и крепко целую вас. Ваш муж Егор Середа».

Такая вот судьба. Обычная, рядовая. Потому как был он, красноармеец Середа, одним из миллионов рядовых солдат той великой войны. Запомним и это имя.

Историю своей семьи рассказала
Писаренко Екатерина Егоровна.

Орфография в письмах сохранена полностью.