«О войне на Петровской земле»

 


Холокост на Петровской земле

 

День ото дня грозней дыханье фронта …

Как тяжкая, кипучая волна,

Взметнув столбы земли на горизонте,

На Ставрополье ринулась война.

А. Седугин

 

19 января исполняется ровно 75 лет со дня освобождения Петровского района от немецко-фашистских захватчиков.

Тяжелые испытания выпали на долю петровчан в годы Великой Отечественной войны. В течение пяти с половиной месяцев хозяйничали в районе фашисты. Потеряв человеческий облик, они осуществляли зверские планы Гитлера, истребляли мирное население.

3 августа 1942 года село Петровское было оккупировано немецкими войсками. А за два дня до бомбежки над селом на больших высотах кружил немецкий самолет разведчик Fw189, в простонародье “Рама”. После этого последовала двухдневная бомбежка. Основные удары немцы нанесли по железнодорожной станции и элеватору. При отступлении наши саперы взорвали Красный мост через реку Калаус, поэтому немцам пришлось его восстановить в кратчайшие сроки.

Немецкие танки расположились по улицам от самого Красного моста до Торговой площади. Техника стояла и на самой площади, и на улицах Почтовой и Торговой.

4 августа во всех людных местах были развешены машинописные немецкие приказы, подписанные комендантом Отто Шульцем. В них жителям села предписывалось немедленно сдать все огнестрельное оружие, а лицам еврейской национальности явиться для регистрации и отправки в Палестину. При этом каждой еврейской семье разрешалось иметь  при себе не более двадцати килограммов багажа. За неисполнение этих двух пунктов Отто Шульц грозил расстрелом.

В селах начались по­вальные облавы, обыски, же­стокие кровавые расправы над мирным населением, больными и ранеными советскими военнопленными, грабежи колхозов и совхозов.

В селе устанавливался комендантский час, молодежь обязана была явиться в комендатуру для регистрации. Все уже знали, что это проводилось с целью переправки наших юношей и девушек на работу в «великую Германию». Чтобы избежать рабской участи, многие молодые односельча­не до конца оккупации скрывались на глухих хуторах и в отдален­ных селах.

И все-таки немцам удалось осуществить свой жестокий план. В селе и его окрестностях они дважды устраивали облавы, и уже через две недели четыре вагона с молодежью ушли на запад. В рабство было угнано 290 человек.

В течение недели около 200 евреев было собрано за колючей проволокой в церковной ограде. Уже здесь всех их заставили вшить в одежду на левой стороне груди шестиконечную звезду. Около недели все мужчины-евреи и молодые женщины под конвоем обустраивали на территории хлопкового завода лагерь для воен­нопленных.

Немцы никого не кормили, и петровчане по-братски делились с работающими евреями своими скудными припасами еды. Пока шло строительство лагеря, еврейские дети, старики и женщины тер­пели нестерпимые муки. Несмотря на тридцатиградусную жару, им давали лишь по кружке воды в день, а кормили кормовой свек­лой, собранной на колхозном поле. Правда, часовые, приняв в по­дарок десяток яиц или курицу, позволяли жителям  делиться с евреями своей скромной пищей.

Вскоре жители села стали свидетелями злодейских преступлений фашист­ских варваров. Немецкие оккупанты в течение одного дня вывезли всех евреев на двух машинах-душегубках к песчаным карьерам. Пока их везли, все они от мала до велика задохнулись от угарного газа. Из воспоминаний очевидцев тех страшных событий:

«Когда мы приехали на Бараничью гору, нас заставили вырыть ров, затем немцы стали выталкивать туда потерявших сознание, но еще живых людей. А мы под дулами автоматов забрасывали этот ров землей, которая потом еще долго шевелилась, но нам нельзя было сделать лишнего движения. Выполняя эту страшную работу, до боли сжима­ли зубы и проклинали мучителей».

 «В один из дней все евреи, проживающие в районе, были со­гнаны во двор по Тургеневской улице, № 7. Там было около 500 человек. Все они были заперты в сараях. К вечеру прилегающий квартал был оцеплен фа­шистскими солдатами, а жителям под уг­розой репрессий было запрещено вы­ходить со двора на улицу и выгляды­вать в окна. Находившиеся в соседнем дворе жители говорят, что со двора, где находились несчастные жертвы, доносились звуки побоев, ругань и нечелове­ческие крики истязаемых взрослых и де­тей. В течение двух-трех часов периодически, каждые полчаса, во двор въезжала закры­тая автомашина, куда па­лачи бросали свои жертвы, предвари­тельно раз­дев их. Как только заво­дили мотор машины, крики умолками».

Обустроенный лагерь пустовал около двух месяцев. В октябре по железной дороге прибыл состав с военнопленными. В дождливую слякотную погоду гнали наших изможденных оборванных солдат за колючую проволоку. Поселили их в трех длинных примитивных сараях, предназначенных для хра­нения хлопка. Обессиленных полураздетых солдат в любую погоду выгоняли на рытье противотанковых рвов и окопов на территории, прилегающей к железнодорожной станции.

Охрану и конвоирование военнопленных вели в основном румыны. За взятки они не препятствовали общению жителей села с военнопленными, разрешали передавать нашим солдатам самый разный провиант.

В ноябре ударили морозы. Старушки организованно вязали для наших солдат из овечьей и собачьей шерсти носки и рукавицы.

На исходе года немцы стягивали все имеющиеся силы к Сталинграду. Туда же ушла и часть оккупантов, дислоцировавшаяся в нашем селе. Петровский гарни­зон и охрана лагеря были ослаблены.

Достаточно окрепшие, военнопленные сумели воспользоваться этим обстоятельством. Глухой ночью, перебив часовых, из лагеря бежало около трехсот наших солдат. Еще двум­стам больным, изможденным тифом, военнопленным бежать не удалось.

Немцы решили сжечь заболевших тифом солдат. За хорошее вознаграждение петровчане умолили коменданта Отто Шульца оставить ре­бят в живых. Больных тифом солдат разобрали по домам земляки.

Получив сокрушительный удар под Сталинградом, немцы нача­ли паническое отступление на запад. К сожалению, за день до ухода фашистские варвары успели заминировать и взорвать все наиболее значимые для села объекты. Были разрушены районная больница, элеватор, мясокомбинат, машинно-тракторная станция, мелькомбинат, молочный завод, маслобойня, железнодорожная станция, кинотеатр, мосты и все официальные здания. Чудом уце­лели две средних и семилетняя школы.

Части 110-го полка Красной Армии, вошедшие в село, помогли захватить 12 полицейских, 5 немецких шпионов и уничтожить группу подрывников, оставленных гитлировцами для диверсионных работ.

Рано утром, 19 января Всесоюзное радио передало сообщение: «От Советского Информбюро. В последний час. 19 января 1943 года. На Северном Кавказе наши войска во взаимодействии с партизанскими отрядами освободили Ипатовский район, овладели важным железнодорожным узлом и районным центром Петровское».

Освобождение района стало настоящим событием для всего населения. После всех ужасов оккупации у петровчан  появилась надежда на мирную жизнь, надежда на светлое будущее. Жители района приступили к восстановлению народного хозяйства.

Те дни встают перед нами, как живые, благодаря воспоминаниям ветеранов и очевидцев, сохраненным в книгах. Подвиг наших дедов и отцов навсегда останется одной из самых ярких и дорогих сердцу каждого страниц нашей истории.

Сегодня сектор работы по краеведению по крупицам собирает и хранит информацию о войне на Петровской земле и о районе в целом. Здесь имеются материалы, которые могут заинтересовать тех, кто любит и познает историю своей малой родины.